Низконалоговые юрисдикции

Найдено 1 определение
Низконалоговые юрисдикции
В юридической литературе не существует схожего понятия низконалоговых юрисдикций. Низконалоговыми могут именоваться как юрисдикции с нулевым либо номинальным налогообложением, так и юрисдикции, получающие значительные доходы от взимаемых налогов, но предлагающие преференциальное обложение, в частности, с целью привлечь инвестиции из других стран.
Для описания содержания данного понятия можно отталкиваться от приводимой профессором А.И. Погорлецким классификации низконалоговых юрисдикций, существующей в мировой экономике и включающей в себя три группы стран.
1. Страны с "нормальным" (ставки подоходных налогов находятся в границах 20 - 40%) уровнем налогов, налоговая система которых имеет встроенные дискретные (скрытые) режимы льготного налогообложения. Подобные льготы вводятся для определенных видов хозяйственной деятельности и гарантируют хозяйствующим субъектам устойчивые налоговые преимущества как в рамках данной национальной экономики, так и международного характера. При этом дискретность льготных налоговых режимов заключается в том, что доступны они, как правило, только для компаний - резидентов данной фискальной юрисдикции.
2. Страны с "нормальным" уровнем налогов и общедоступными режимами льготного налогообложения. Определенные налоговые преимущества гарантируются всем организациям и физическим лицам, ведущим хозяйственную деятельность в границах данной фискальной юрисдикции.
3. Страны с низким либо нулевым уровнем налогообложения [2, с. 212 - 215]. Именно последние часто называются налоговыми гаванями (в отечественной литературе также можно встретить определение "налоговые оазисы" [4, с. 47]).
Налоговые гавани, в свою очередь, можно классифицировать на:
- государства (территории) с нулевыми ставками подоходных налогов. Например, на Бермудских и Багамских островах не взимается корпоративный подоходный налог [7, с. 119], однако необходимо уплачивать фиксированный сбор за право вести деятельность с использованием их налоговой юрисдикции [2, с. 216];
- государства (территории) с низким уровнем подоходных налогов. В частности, Нидерландские Антильские острова имеют эффективную налоговую ставку в размере 1% - 2,4%, на Барбадосе иностранные компании уплачивают налог по ставке 1% - 2,5% [7, с. 119].
Профессор Р.А. Шепенко отмечает, что у большинства государств нет в законодательстве или административных процедурах ни определения налоговых оазисов, ни любых критериев для их идентификации. Однако многие страны, которые приняли меры по противодействию, установили критерии на основе уровня налогообложения, для того чтобы идентифицировать налоговые оазисы, и подготовили списки стран, которые соответствуют этим критериям [4, с. 47 - 48].
В Докладе 1998 г., посвященном губительной налоговой конкуренции, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) определяет налоговые гавани как юрисдикции, которые в состоянии финансировать предоставление публичных услуг без или с номинальными подоходными налогами и предлагающие себя как места, которые могут быть использованы нерезидентами для избежания налогообложения в стране своего резидентства. Также данный отчет разграничивает юрисдикции с губительными преференциальными налоговыми режимами как юрисдикции, получающие значительную прибыль от своих подоходных налогов, но чьи налоговые системы содержат элементы, составляющие губительную налоговую конкуренцию [8].
Также указанный Доклад 1998 г. содержит критерии, определяющие налоговые гавани:
- взимание номинальных налогов либо их отсутствие;
- наличие законов либо административной практики, которые препятствуют действенному обмену информацией с властями других стран, в которых налогоплательщики получают выгоду от низкого либо нулевого налогообложения;
- отсутствие прозрачности;
- отсутствие требований о том, чтобы осуществляемая деятельность была реальной [8].
Действующее законодательство Российской Федерации не содержит определений вышерассмотренных понятий, однако закрепляет понятие "офшорные зоны", являющиеся, по сути, синонимом понятия налоговых гаваней. В соответствии с п. 3 ст. 284 Налогового кодекса РФ под офшорными зонами понимаются государства и территории, предоставляющие льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающие раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций и включенные в перечень, утверждаемый Минфином России.
Приказ Минфина РФ от 13.11.2007 N 108н закрепляет Перечень таких офшорных зон, в настоящее время состоящий из 41 государства и территорий. В частности, российские организации, получающие дивиденды от иностранной организации, государство постоянного местонахождения которой является офшорной зоной, не вправе применять нулевую ставку по налогу на прибыль организаций (п. 3 ст. 284 НК РФ). Также негативные налоговые последствия взаимоотношений с лицами, местом регистрации, местом жительства либо местом налогового резидентства которых являются государства или территории, включенные в вышеназванный перечень, предусмотрены в части признания сделки контролируемой (ст. 105.14 НК РФ).
В отечественной литературе указывается, что признаки офшорной зоны сформулированы в налоговом законодательстве РФ крайне размыто и фактически не имеют особого правового значения в ситуации существования официального утвержденного Минфином России списка офшорных зон. При этом очевидно, что выбранный российским законодателем критерий - формальное нахождение в черном списке - может не всегда быть адекватным, так как та или иная страна может отказаться от своей офшорной практики или ввести ее и без корректировки списка российские антиофшорные меры не будут к ней применяться. С другой стороны, преимущество списка в том, что он создает большую формальную определенность для правоприменителей [5, с. 33].
Помимо вышеупомянутых понятий, в специальной литературе используется понятие "офшорная юрисдикция", под которым подразумевается совокупность правомочий органов государства на определенной территории на основе специального законодательства, которое более благоприятно для нерезидентов, чем для резидентов этого государства [3].
Существование офшорных юрисдикций оказывает как положительное, так и отрицательное влияние на мировую экономику. При этом одно и то же свойство может трактоваться и как преимущество, и как недостаток в зависимости от конкретных интересов инвесторов, национальных властей или международных организаций. К положительным сторонам относятся:
- активизация трансграничных финансовых потоков и ускорение оборота финансовых активов в международном масштабе, а также содействие развитию финансовых рынков;
- побуждение к снижению общего налогового бремени и на этой основе стимулирование экономической активности в глобальной экономике;
- снижение риска экспроприации и создание условий для защиты прав собственности;
- содействие процветанию тех государств, в которых расположены офшоры;
- повышение конкурентоспособности компаний на национальном и глобальном уровнях за счет использования более гибких стратегий развития.
Отрицательные стороны характеризуются следующим:
- возникновением недобросовестной, губительной налоговой конкуренции;
- созданием элементов нестабильности в мировой экономике и финансах вследствие накопления в офшорных зонах больших объемов капиталов;
- содействием оттоку капитала;
- поддержкой теневой экономики;
- сокращением занятости в странах-донорах;
- неблагоприятным влиянием на социальную ситуацию в странах-донорах, связанным с негативной оценкой ухода от налогов в общественном мнении [1].
Следует отметить, что существует подход, согласно которому офшоры отождествляются со свободными экономическими зонами. Так, офшор определяют как свободную экономическую зону, которая может находиться в одном государстве или на территории другого. В классическом международном понимании свободная экономическая зона - это территория, исключенная из действия обычного таможенного, налогового, а в некоторых случаях - валютного и банковского законодательства. Такой подход представляется не вполне обоснованным, поскольку на практике одним из основных признаков офшора является его формальное присутствие на соответствующей территории, что предполагает отказ от ведения на этой самой территории какой-либо реальной экономической деятельности. Режим свободной экономической зоны как раз устанавливает обратное - создание благоприятных условий для ведения предпринимательской деятельности на соответствующей территории [6].
Список литературы:
1. Кобзева Т. Офшорные юрисдикции - инструмент налогового планирования // Финансовая газета. Региональный выпуск. 2011. N 25. С. 14 - 15; N 26. С. 13 - 14.
2. Погорлецкий А.И. Принципы международного налогообложения и международного планирования. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2005. 386 с.
3. Саркисов А.К. Офшорные юрисдикции: доктринальный аспект правоприменения // Административное и муниципальное право. 2009. N 10; СПС "КонсультантПлюс".
4. Шепенко Р.А. Офшорные финансовые центры - налоговые гавани // Налоги и налогообложение. 2009. N 8. С. 46 - 52.
5. Щекин Д.М. Антиофшорные меры в российском налоговом праве: перспективы судебной практики // Закон. 2013. N 4. С. 32 - 37.
6. Яковлев А.А. Критерии отнесения территорий и юрисдикции к офшорам // Ваш налоговый адвокат. 2008. N 11; СПС "КонсультантПлюс".
7. Fundamentals of International Tax Planning / Edited by R. Russo. Amsterdam: IBFD Publications BV, 2007. 252 p.
8. Harmful Tax Competition: An Emerging Global Issue // http://www.oecd.org/tax/harmful/1904176.pdf.

Источник: 101 термин налогового права. Краткое законодательное и доктринальное толкование.