ПРАВО

Найдено 21 определение
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [современное]

ПРАВО
Совокупность общеобязательных правил поведения (норм), узаконенных возможностей человека, санкционированных, регулируемых и охраняемым государством.

Источник: Словарь терминов по истории государства и права зарубежных стран

Право
система государственных или санкционированных государством норм, обязательных правил поведения, выражающих интересы правящего политического сообщества или волю доминирующего социального строя.

Источник: Государственное и муниципальное управление терминологический словарь.

Право
общая мера свободы, равенства и справедливости, выраженная в системе формально определенных и общеобязательных норм (правил) поведения и деятельности социальных субъектов, обеспеченных силой публичной (государственной) власти.

Источник: Некоторые юридические термины

Право
система общеобязательных формально определенных норм, выражающих меру свободы человека, принятых или санкционированных государством и охраняемых им от нарушений. Главными признаками права выступают сознательно-волевой характер, нормативность, формальная определенность, обеспеченность государством, системность.

Источник: Теория государства и права. Словарь терминов.

Право
(современ. подход) — это система нормативных установок, опирающихся на идеи человеческой справедливости и свободы, в соответствие с которыми осуществляется власть в обществе, создаются и функционируют государственные институты, поддерживается социальная стабильность и обеспечивается нормальная жизнедеятельность человека.

Источник: Римское право. Основные понятия законы и иски персоналии и сентенции. Cловарь-справочник.

Право

В современной науке:
Система общеобязательных социальных норм, охраняемых силой государственного принуждения, обеспечивающего юридическую регламентацию общественных отношений в масштабе всего общества.
Императив, стоящий над государством и законом, защищающий справедливый порядок государства как формы самоорганизации общества.

Источник: Словарь терминов к курсу по правам человека

Право
(регулятор общественных отношений) – обусловленная природой человека и общества и выражающая свободу личности система регулирования общественных отношений, которой присущи нормативность, общеобязательность, формальная определенность, обеспеченность государством.
– система общеобязательных формально-определенных норм, выражающих меру свободы человека, принятых или санкционированных государством и охраняемых им от нарушений.

Источник: Теория государств и права в схемах и определениях.

ПРАВО
в соответствии со ст. 1 Закона "О нормативных правовых актах Республики Беларусь" под правом понимается система общеобязательных правил поведения, устанавливаемых (санкционируемых) и обеспечиваемых государством, в целях регулирования общественных отношений.
Имеет смысл деление права на международное и национальное; национального права - в зависимости от предмета регулирования - на конституционное, гражданское, уголовное, административное, финансовое и т.п.

Источник: Юридический словарь современного гражданского права. Беларусь. 2009

ПРАВО
от англ. law) – в объективном смысле: система общеобязательных, формально определенных норм, устанавливаемых и обеспечиваемых государством, выражающих волю общества (интересы политических сил, стоящих у власти и др. социальных слоев), регулирующих наиболее важные общественные отношения. Признаки права: 1) право- система норм, а не просто их совокупность; 2) право отличается общеобязательностью; 3) праву свойственна формальная определенность; 4) право – проявление воли и сознания людей; 5) право – государственный регулятор поведения людей.

Источник: Государство и право. Краткий словарь терминов и разъяснений по правоведению

ПРАВО
одна из форм общественного сознания, система регулирования общественных отношений, которой присущи нормативность, формальная определенность и обеспеченность возможностью государственного принуждения. П. выражает степень практической свободы личности в обществе. В структуру П. входят правовое сознание, правовые отношения и правовые организации. П. создает форму и порядок любого общественного отношения. В современном цивилизационном понятии П. главным элементом являются основные права и свободы человека и гражданина. Четкое понимание своего места в системе правовых отношений и правового регулирования является ядром профессиональной культуры и профессионального сознания сотрудников правоохранительных органов.

Источник: Профессиональная этика сотрудников органов внутренних дел

ПРАВО
1) в объективном смысле система общеобязательных социальных норм (правил поведения), установленных государством и обеспечиваемых силой его принуждения (позитивное право) либо вытекающих из самой природы, человеческого разума; императив, стоящий над государством и законом (естественное право). Различают П. писаное (статутное, прецедентное) и обычное, светское и религиозное, национальное и международное. П. как система дифференцировано по отраслям права, каждая из которых имеет свой предмет регулирования и обладает специфическими чертами (напр., гражданское право, конституционное право, семенное право, трудовое право, уголовное право), подотрасли (авторское право, наследственное право и др.), межотраслевые комплексы юридических норм (банковское право, предпринимательское право). В сравнительном правоведении П. делят на правовые системы ("правовые семьи"): романо-германскую (континентальную), англо-американскую, мусульманскую, традиционную и социалистическую; 2) в субъективном смысле вид и мера возможного поведения лица, государственного органа, народа, государства или иного субъекта (юридическое право).

Источник: Большой юридический словарь

Право
система действующих общеобязательных нормативных предписаний, установленных или санкционированных уполномоченными на то субъектами (прежде всего государством и его органами), закрепленных в официальных нормативных актах и обеспечиваемых в своей реализации всеми мерами государственного воздействия, вплоть до принуждения. Право выступает регулятором общественных отношений. Формально оно провозглашается от имени народа, направлено на правовое обеспечение и защищенность личности, осуществление ее прав, свобод и интересов. Личность, ее социальные возможности и свободы должны составлять основополагающую ценность права. Эффективность права, его качественный уровень прежде всего зависят от того, насколько точно и полно оно отражает в своих предписаниях общечеловеческие ценности: свободу личности, социальную справедливость, равенство и т.д. Однако компонентами права эти ценности становятся только тогда, когда они официально провозглашаются государством (или международно-правовыми пактами) и соответственно гарантируются в их реализации мерами государственной поддержки. Различаются объективное право, субъективное право, права человека и т.д.

Источник: Теория государства и права в схемах и определениях

Право
это система общеобязательных, формально определенных юридических норм, выражающих общественную, классовую волю (конкретные интересы общества, классов и т.п.), устанавливаемых и обеспечиваемых государством, и направленных на урегулирование общественных отношений.
Отличительные признаки права:
1) волевой характер - результат осознанной, волевой деятельности людей (большинства членов общества и государства в целом);
2) неразрывная связь с государством - с одной стороны, именно от государства исходят нормы права, и только государство в полной мере может обеспечить соблюдение и исполнение предписаний права, а с другой стороны, именно право определяет структуру механизма государства и границы его деятельности);
3) общеобязательность - только предписания права обязательны для всех без исключения граждан, их объединений, должностных лиц, государственных органов и других участников общественных отношений;
4) нормативность - право как регулятор общественных отношений представляет собой совокупность норм, наиболее общих правил поведения людей в важнейших сферах социальной жизни;
5) формальная определенность - правовые нормы имеют строго установленные, официальные формы своего закрепления во вне;
6) системность - представляет собой единую и взаимосвязанную систему, в которой одна, отдельно взятая норма не может функционировать без остальных и играет свою особую роль.
Различают право в объективном и субъективном смысле. Объективное право (или собственно право) - это система общеобязательных, формально определенных юридических норм, устанавливаемых и обеспечиваемых государством, и направленных на урегулирование общественных отношений. Объективное право - это законодательство, юридические обычаи, юридические прецеденты и нормативные договоры данного периода в конкретном государстве. Оно объективно в том смысле, что непосредственно не зависит от воли и сознания отдельного лица и не принадлежит ему. Субъективное право - это мера юридически возможного поведения, призванная удовлетворять собственные интересы лица. Субъективными правами выступают конкретные права и свободы личности, которые субъективны в том смысле, что связаны с субъектом, принадлежат ему и зависят от его воли и сознания.

Источник: Большой юридический словарь

ПРАВО
совокупность (система) общеобязательных социальных норм, выражающих волю государства и охраняемых его силой. Такое представление о праве является весьма распространенным не только в отечественной, но и зарубежной юридической литературе.
При анализе права как явления и понятия выделяются следующие его признаки и черты.
1. Право - прежде всего совокупность, а точнее - система норм или правил поведения. Это - не случайный набор норм, а строго выверенная, упорядоченная совокупность определенных правил поведения. Как и любая система, она складывается из однопорядковых, взаимосвязанных между собой и взаимодействующих друг с другом элементов. Таковыми являются нормы права или правила поведения. Система должна быть внутренне единой и непротиворечивой. Связи, возникающие между ее отдельными структурными элементами - нормами, - как и сами нормы, должны быть направлены на выполнение регулятивных и иных функций, на достижение единых целей.
2. Право - система норм, установленных или санкционированных государством. Существует множество различных социальных норм, но только система правовых норм исходит от государства. Все остальные создаются и развиваются различными негосударственными - общественными, партийными и иными - органами и организациями. Правовые акты могут приниматься также путем референдума.
3. Право всегда выражает государственную волю как основу права, которая, в свою очередь, согласно существующим в отечественной и зарубежной юридической науке концепциям, воплощает волю класса, правящей группы, общества, народа или нации.
Мировой опыт существования и функционирования государства и права показывает, что в праве выражается прежде всего воля правящей элиты. Вместе с тем неопровержимым фактом является и то, что последняя, опасаясь социальных взрывов и утраты своего привилегированного положения, зачастую вынуждена считаться с волей и интересами подвластных.
4. Право представляет собой систему норм или правил поведения, имеющих общеобязательный характер. Общеобязательность означает непременность выполнения всеми членами общества требований, содержащихся в нормах права. Она возникает вместе с нормой права, вместе с нею развивается и изменяется.
5. Право охраняется и обеспечивается государством, а в случае нарушения требований, содержащихся в нормах права, поддерживается государственным принуждением. Государство не может безразлично относиться к актам, издаваемым или санкционируемым им: создает все условия для их реализации, охраняет от нарушений и гарантирует их. Одним из широко используемых при этом методов является государственное принуждение. Оно должно применяться только уполномоченными на то органами, действующими строго в рамках и на основе закона, а также в соответствии с предусмотренными законом процессуальными правилами.(М. М.)

Источник: Конституционное право. Энциклопедический словарь

Право
есть система общеобязательных формально определенных политических повелений публичной власти, представленных в правилах поведения, обеспечиваемых силой государства, выражающих волю экономически и политически господствующего класса, нации или иной социальной группы, признаваемых большинством населения в качестве регулятора общественных отношений. Говоря кратко, право это общеобязательное политическое повеление государства, гарантируемое к исполнению всей его мощью. Поэтому право есть политическое искусство определения единой меры социально-значимого поведения, защищённого силой государственной власти. Стоит сказать, что для постижения смысла права, его природы и сущности необходимо определить качественные отличия этого феномена от других социальных явлений. В современной отечественной юриспруденции выделяют, как минимум, девять признаков права: связь права с государством (установление, санкционирование и гарантирование применения норм права силой государственного аппарата); формальная определенность права (письменное выражение норм права в законах, указах, судебных и административных прецедентах и иных официальных актах); системность права (наличие особой структуры права представленной правовыми нормами, субинститутами, институтами, подотраслями и отраслями права); общеобязательная нормативность (распространение действия не на конкретную личность, а на все население страны или группу лиц, например государственных служащих) ; юридический формализм (строение права в виде различных процессуальных форм, которые являются способами решения определенных дел и способами разрешения социальных конфликтов); действия через дозволения и субъективные права, являющиеся видом и мерой разрешенного поведения, связанного с удовлетворением интересов конкретного индивида; волевой характер (у теологов – это воля Божья, у марксистов – экономически и политически господствующего класса, у буржуазных либералов – воля всего народа, у националистов – коренной нации, в теории советских ученых - всех трудящихся); иерархичность (подчиненность одних норм права другим: например, уголовно-процессуальных - конституционным) ; динамизм (изменчивость права, обусловленная постоянным изменением потребностей общества в конкретно-исторических социально-экономических и политических условиях). Полагаем, что данный список целесообразно дополнить десятым признаком права, связанным с признанием населением правовых норм в качестве регулятора общественных отношений. В противном случае, если народ не признает право санкционируемое государством и не использует его в повседневной жизни – оно превращается в «правовой мираж» не существующий в действительности. Кроме того, право представляет собой область формализованной политики государства, в которой раскрываются фундаментальные начала, принципы, цели и задачи всех отраслей юриспруденции: государствоведения, цивилистики и криминалистики. Следовательно, мы можем вести речь об одиннадцатом признаке права – о его политико-повелительном характере.

Источник: Энциклопедия правовой мысли. 2018.

ПРАВО
Слово «право» многозначно, имеет богатое разностороннее содержание. Во-первых, его употребляют в общесоциальном смысле, в рамках которого речь идет о нравственных, политических, культурных и иных возможностях в поведении субъектов. Во-вторых, с помощью этого термина обозначается определенная правовая возможность конкретного субъекта и называется субъективным, принадлежащим личности и зависящим от его воли и желания. В-третьих, под правом понимают юридический инструмент, связанный с государством и состоящий из целой системы норм, институтов и отраслей, так называемое объективное право.
Право – это система общеобязательных, формально определенных юридических норм, выражающих общественную, классовую волю (конкретные интересы общества, классов и т.п.), устанавливаемых и обеспечиваемых государством, и направленных на урегулирование общественных отношений.
Отличительными признаками права являются:
- волевой характер – результат осознанной, волевой деятельности людей (большинства членов общества и государства в целом);
- неразрывная связь с государством – с одной стороны, именно от государства исходят нормы права, и только государство в полной мере может обеспечить соблюдение и исполнение предписаний права, а с другой стороны, именно право определяет структуру механизма государства и границы его деятельности);
- общеобязательность – только предписания права обязательны для всех без исключения граждан, их объединений, должностных лиц, государственных органов и других участников общественных отношений;
- нормативность – право как регулятор общественных отношений представляет собой совокупность норм, наиболее общих правил поведения людей в важнейших сферах социальной жизни;
- формальная определенность – правовые нормы имеют строго установленные, официальные формы своего закрепления вовне;
- системность – представляет собой единую и взаимосвязанную систему, в которой одна, отдельно взятая норма не может функционировать без остальных и играет свою особую роль.
Право влияет на общественные отношения посредством:
- информационно-психологического воздействия, определяющее мотивы поведения субъектов;
- воспитательное воздействие – повышение юридической культуры, привитие прогрессивных, цивилизованных правовых идей, принципов, аксиом;
- социальное воздействие.
Право различают в объективном и субъективном смысле. Объективное право (или собственно право) – это система общеобязательных, формально определенных юридических норм, устанавливаемых и обеспечиваемых государством, и направленных на урегулирование общественных отношений. Объективное право – это законодательство, юридические обычаи, юридические прецеденты и нормативные договоры данного периода в конкретном государстве. Оно объективно в том смысле, что непосредственно не зависит от воли и сознания отдельного лица и не принадлежит ему. Субъективное право – это мера юридически возможного поведения, призванная удовлетворять собственные интересы лица. Субъективными правами выступают конкретные права и свободы личности, которые субъективны в том смысле, что связаны с субъектом, принадлежат ему и зависят от его воли и сознания (например, право на образование).

Источник: Юридическая техника. Словарь-справочник.

ПРАВО
1) система общеобязательных социальных норм, охраняемых силой государственного принуждения, обеспечивающего юридическую регламентацию общественных отношений в масштабе всего общества. П. в объективном смысле следует отличать от юридического П. (П. в субъективном смысле). П. как система дифференцировано по отраслям права, каждая из которых имеет свой предмет регулирования и обладает специфическими чертами (гражданское, конституционное, семейное, трудовое, уголовное и т.д. П.). Не менее основополагающим является деление П. на международное, создаваемое совместной полей двух и более государств (см. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО), и национальное П., целиком находящееся в компетенции одного государства. С научной точки зрения один из важнейших принципов деления П. можно назвать "географическим". В современном мире наибольшее распространение получили следующие правовые системы (т.н. "семьи П."): континентальная (или романо-германская), англосаксонская (или англо-американская), мусульманская. Большая часть ученых-специалистов по сравнительному правоведению выделяют в отдельную систему т.ж. право т.н. "социалистических государств".
Российское П. относится к континентальному. П. самым неразрывным образом связано с государством. Оно принадлежит столь же сложному классу понятий, как и государство, общество, человек, нравственность и т.д. Представления о П. (как и о государстве) зависят от научных и идеологических позиций людей. Для марксистов П. - это возведенная в закон воля господствующего класса. Для верующих - промысел Божий. Для рационалистов - сравнительно удачное орудие регулирования общественных отношений и т.д. Вне всякого сомнения, П. - это универсальный регулятор общественных отношений. В этом его основная сущность и главное предназначение. Объективное П. является совокупностью обязательных к исполнению правил (норм), установленных или санкционированных государством. Государство не только устанавливает определенные нормы Я., но и обеспечивает их исполнение, наказывает за их нарушение и т.д. Формой выражения и закрепления норм П. является законодательство.
Признаками П. являются: наличие норм, общая обязательность их исполнения, утверждение и гарантированность этих норм государством, многократность применения; 2) термин "право" используется и в значении "обеспеченной законом возможности что-то делать, имел" и т.д.". В этом случае мы имеем в виду П. на свободу совести, религии, на информацию, на образование, на пользование достижениями культуры и др. Это - субъективное П.; 3) императив, стоящий над государством и законом, защищающий справедливый порядок государства как формы самоорганизации общества, т.е. в неюридическом смысле: мы говорим о праве на уважение, праве на внимание и т.п.; 4) совокупность социальных регуляторов, которая может быть облечена в соответствующую законодательную форму, а может и не быть облечена в нее. Коллизия между правом и писаным законом в РФ разрешается посредством Конституции РФ. Нормы гл. 1 Конституции "Основы конституционного строя" выступают высшей формой писаного права и посредником между императивом права и писаным законом. Никакие другие положения Конституции РФ не могут противоречить основам конституционного строя РФ; 5) привилегия, предоставляемая компанией своим акционерам, состоящая в том, что последние могут приобрести в конкретный период по определенной цене дополнительное количество обычных акций пропорционально количеству акций, которыми они владеют. П. продаются и покупаются, являясь тем самым самостоятельным типом ценных бумаг.

Источник: Экономика и право: словарь-справочник

ПРАВО
совокупность правил поведения (норм), выражающих волю господствующего класса, установленных или санкционированных государственной властью, соблюдение и применение которых обеспечивается государственным принуждением в целях закрепления и развития общественных отношений, выгодных и угодных классу, осуществляющему государственное руководство обществом.
Отличие П. от других систем общественных норм (морали, религии, эстетики, обычаев или правил общежития, не имеющих юридического характера) заключается в первую очередь в том, что оно представляет собой совокупность норм, установленных либо санкционированных государственной властью. Как указывал Ленин, «право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права» (Соч., т. 25, стр. 442).
Марксистско-ленинское учение вскрыло классовую сущность П., его надстроечный характер, закономерности, определившие его возникновение, развитие и смену одних типов П. другими. Возникнув в результате появления частной собственности, классов, классовой борьбы и государства, как аппарата классового господства, П. представляет собой важную часть надстройки над базисом общества (экономическим строем общества на данном этапе его развития). Выражаемая в П. воля господствующего класса обусловлена в конечном счете материальными условиями существования этого класса.
Разоблачая антинаучность буржуазных учений о П., маскирующих классовую сущность П. и выводящих последнее из отвлеченных идей, Маркс и Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии» писали в адрес буржуазии: «ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса» (Манифест Коммунистической партии, 1952, стр. 51). В этих словах содержится ключ к уяснению сущности П., а именно то, что каждый из исторических типов П. может быть правильно понят во всей своей специфике лишь при условии учета всех особенностей базиса соответствующего общества.
Марксистско-ленинскому пониманию П. одинаково чужды как «волюнтаризм» – буржуазное учение, рассматривающее выражаемую в П. волю как нечто самодовлеющее, ничем не связанное и не обусловленное, так и вульгарный экономический материализм, сводящий П. к пассивному отражению требований экономики.
В трудах Ленина и Сталина вопросы о соотношении П. и экономики получили свое дальнейшее развитие. Важное значение для уяснения роли П. как части надстройки имеют труды И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» и «Экономические проблемы социализма в СССР».
П., как и надстройка в целом, не только отражает базис. Оно не пассивно, не нейтрально, не может безразлично относиться к судьбе своего базиса, к судьбе классов, к-характеру строя. П., как и надстройка в целом, возникнув, становится величайшей активной силой, содействующей своему базису оформиться и укрепиться, принимает все меры к тому, чтобы помочь новому строю ликвидировать старый базис и старые классы.
Характер активного воздействия П. на базис, а через него на производство не всегда одинаков. Он зависит от того, что представляет собой базис, а соответственно и тот класс, воля которого находит свое выражение в П.
В тех случаях, когда П. обслуживает, закрепляет и охраняет базис, изживший себя, превратившийся в тормоз для развития производительных сил, оно приносит огромный вред экономическому развитию, может надолго задержать его и причинить этим лишения и бедствия обществу. Убедительным доказательством этого может служить современное буржуазное П., вместе со всей буржуазной надстройкой искусственно задерживающее крушение капиталистического базиса. Но в конечном счете П., задерживающее развитие общества, всегда сметается социальной революцией вместе с соответствующим государством. Так было с системами П. в рабовладельческом обществе и с феодальными системами П., сметенными в ходе социальных революций. Так было с буржуазно-помещичьим П. царской России, ликвидированным в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции. То же произошло в народно-демократических государствах Европы и Азии, отпавших от системы империализма.
При определенных условиях сила обратного воздействия П. на экономику может гигантски возрастать. Опыт нашей страны и стран народной демократии показывает эту огромную силу воздействия П. на экономику в условиях, когда государственное руководство обществом принадлежит рабочему классу, являющемуся всегда знаменосцем использования открытых экономических законов в интересах общества, когда имеется в лице союза рабочего класса и крестьянства та общественная сила, которая способна преодолеть сопротивление отживающих сил общества. К П. полностью относится классическая формулировка И. В. Сталина, данная в труде «О диалектическом и историческом материализме», об организующей, мобилизующей и преобразующей роли новых общественных идей и теорий, новых политических учреждений, возникших на базе новых задач, поставленных развитием материальной жизни. Когда в П. находят свое отражение эти новые передовые теории, идеи, взгляды, П., как об этом свидетельствует опыт социалистического П. в СССР, становится огромной прогрессивной силой, творчески воздействующей на материальную жизнь общества. Но как бы ни было велико обратное воздействие П. на экономику, П. не может быть выше экономического строя и обусловленного им культурного развития общества.
Выполняя свою служебную роль в отношении базиса общества, П. активно способствует осуществлению требований основного экономического закона, действующего в этом обществе, равно как и других характерных для данного способа производства экономических законов.
Экономические законы имеют объективный характер, отражают объективные процессы в экономической жизни общества, не зависят от воли людей. Их нельзя смешивать с законами, устанавливаемыми государством в лице соответствующих органов и имеющих лишь юридическую силу. Экономические законы, действующие в данном обществе, и прежде всего основной экономический закон, находят самое полное отражение в П., как и во всей надстройке в целом. Так, в П. империалистических государств находит самое широкое отражение основной экономический закон современного капитализма. П. этих государств, выражая волю буржуазии, является одним из важнейших орудий в деле обеспечения максимальных капиталистических прибылей монополистическим объединениям, способствуя усилению эксплуатации, разорению и обнищанию большинства населения данной страны, закабалению и систематическому ограблению народов других стран. Социалистическое П. отражает основной экономический закон социализма. Оно способствует обеспечению максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей советских граждан.
Не всякий базис обусловливает возникновение и существование в системе общественной надстройки такой ее составной части, как П. Первобытно-общинный строй не знал П. Поведение людей регулировалось там обычаями (см.), выражавшими волю всех членов рода и племени и не нуждавшимися для обеспечения их применения в особом аппарате принуждения. Не будет П. и при полном коммунизме, т. е. на той высшей стадии развития общества, когда полностью отпадут причины, обусловливающие появление и существование П. в течение тысячелетий. Таким образом, П. вовсе не представляет собой, как уверяют буржуазные теоретики, вечного явления, без которого немыслимо существование общества! П. возникло лишь на определенной ступени развития человеческого общества, будучи вызвано исторически теми же причинами, которые обусловили и возникновение государства – появлением частной собственности, классового деления общества и классовой борьбы. Так же как и государство, право отомрет, когда с полной повсеместной победой коммунизма люди будут всюду работать. на общество без всяких норм права, без государственного контроля и принуждения.
Истории известно 4 исторических типа П., каждый из которых соответствует определенному базису и обусловленному данным базисом типу государства. Этими историческими типами П. являются: 1) рабовладельческое право (см.); 2) феодальное право (см.); 3) буржуазное право (см.) и 4) социалистическое право (см.). Первые 3 типа П., при всей специфике каждого из них, имеют ту сближающую и объединяющую их черту, что все они являются различными ступенями в развитии эксплуататорского П., будучи формами закрепления эксплуатации человека человеком. Так, рабовладельческое П. представляло собой выражение золи рабовладельческого класса; феодальное П. выражало волю помещиков-феодалов; буржуазное П. является выражением воли класса капиталистов.
Все эти типы эксплуататорского П. являются не чем иным, как орудиями закрепления эксплуатации большинства меньшинством. «При рабстве „закон" разрешал рабовладельцам убивать рабов. При крепостных порядках „закон" разрешал крепостникам „только" продавать крепостных... При капиталистических порядках „закон" разрешает „только" обрекать трудящихся на безработицу и обнищание, на разорение и голодную смерть» (Сталин И. В., Соч., т. 13, стр. 240).
Лишь социалистическое П. – этот новый, высший и последний исторический тип П., принципиально отличный от всех эксплуататорских типов П., – является возведенной в закон волей трудящихся масс, волей большинства, орудием полного уничтожения эксплуатации человека человеком. Социалистическое П. активно, творчески содействует построению коммунистического общества, в котором (в условиях ликвидации капиталистического окружения) не будет надобности в П., как и в государстве, в силу полного устранения всех остатков классового деления и осуществления принципа: «от каждого по его способности, каждому – по его потребностям».
Советское П., установившееся в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции, представляет собой первое в мире социалистическое право (см.). Социалистического типа является и П. европейских стран народной демократии, использующих в осуществлении задач построения фундамента социализма опыт Советского государства и П.
Различие между советским П. и П. европейских стран народной демократии обусловлено гл. обр. тем, что советское П. есть П. уже построенного социалистического общества, успешно продвигающегося к коммунизму, в то время как П. европейских стран народной демократии есть П. общества, строящего фундамент социализма.
Маркс и Энгельс заложили основы единственной подлинно научной теории П., раскрыв происхождение, сущность и роль П. в жизни общества, разоблачив антинаучность и назначение добуржуазных и буржуазных учений о П., как идеологических средств эксплуататорских классов. Ленин и Сталин подняли марксистское учение о П. на новую, высшую ступень путем глубокого изучения и обобщения не известного Марксу и Энгельсу опыта эпохи империализма и пролетарских революций, опыта существования советского социалистического государства и П.
В условиях современного общего кризиса капитализма, отражающегося в кризисе буржуазной теоретической мысли, с особенной ясностью выступает антинаучность всех без исключения буржуазных учений о П. Современные буржуазные учения о П., отражая поворот империалистической буржуазии от собственной фальшивой ft урезанной демократии к реакции и к ломке буржуазной законности, ставшей стеснительной для буржуазии, выполняют сугубо реакционную роль, теоретически «обосновывая» этот поворот к реакции. Банкротство буржуазной теоретической мысли находит свое яркое проявление в откровенных признаниях современных буржуазных юристов о невозможности дать ответ на коренные вопросы П., в обращении их к средневековым схоластическим учениям богословов вроде Фомы-Аквинского, в проповеди мистицизма, иррационализма, безудержного релятивизма. Многочисленные школки, течения, направления в современной буржуазной правовой псевдонауке (см. Католическое учение о государстве и праве, Нормативистская школа права, Психологическая школа права, Социологическая школа права, Расистские учения о государстве и праве, Реалистическая школа права) отражают идейный разброд буржуазии. Но как бы ни были различны эти школки и направления, их объединяет общность цели – попытка оправдать обреченный историей буржуазный строй и общая для всех этих учений антинаучность, порочные методологические исходные позиции.

Источник: Советский юридический словарь

Право
как нормативно-регулятивная система есть совокупность норм, идей и отношений, которая устанавливает поддерживаемый средствами власти порядок организации, контроля и защиты человеческого поведения.
В правоведении сложилось много школ, по-разному объясняющих происхождение П., понимающих содержание и предназначение их в жизни людей. Под П. можно понимать систему нормативных установок, опирающихся на идеи человеческой справедливости и свободы, выраженных большей частью в законодательстве и регулирующих общественные отношения.
П. присущи следующие признаки: всеобщность, нормативность, общеобязательность, государственная гарантированность, определенность содержания, выраженность в законах и иных источниках и некоторые другие. Эти признаки принадлежат так называемому позитивному, положительному праву, которое преимущественно выражено в законодательстве. Это П. связано с государством, что и предопределяет большинство его свойств.
П. представляет собой возведенную в закон волю. Воля — это сознательно обусловленное и психофизическое состояние человека, выраженное в целенаправленном поведении. Воля отражает потребности и интересы человека. Они определяют направленность воли, ее содержание. Процесс возведения воли в закон представляет собой оформление ее определенным образом, издание законодательными органами обязательных нормативных предписаний. П. в этом случае получает государственное санкционирование. Истории политико-правовой мысли известны разные ответы на вопрос, чья воля получает закрепление в законе: общенародная, определенного господствующего класса, социальной группы и даже одного человека.
Анализируя содержание воли и сопоставляя его с идеями справедливости и свободы, можно сделать вывод о сущности П., о его прогрессивном значении. Так, например, социологический подход к П. предполагает, что государство в лице своих законодательных органов возводит в закон существующие вне зависимости от государства идеи справедливости и свободы.
П. присущ такой признак, как формальная определенность. Она проявляется в четкости, однозначности законодательных предписаний. Достигается это с помощью правовых понятий, их определений, выработанных столетиями правил законодательной техники. Именно поэтому субъекты П. знают границы правомерного поведения, свои права и свободы, обязанности, размер и вид ответственности за совершенное правонарушение. Формальная определенность позволяет внести строгость и четкость в общественный порядок, избежать произвольного толкования и применения юридических норм.
Системность П. означает, что нормы П. для выполнения своих функций составляют взаимосогласованную, связанную систему. Системность в П. вносится законодательством. Законодатель, закрепляя в предписаниях новые юридические нормы, обязательно должен согласовывать их с уже существующими. Только системное, непротиворечивое, официально существующее П. способно выполнить стоящие перед ним задачи. Эффективность П. находится в прямой зависимости от его системности.
Динамизм П. проявляется в подвижности, возможности быстрого изменения законодательных положений. Это свойство П. наиболее наглядно проявляется в период бурных социально-экономических и политических преобразований. Именно тогда интенсивно меняются и отменяются устаревшие нормативные правовые акты, активно разрабатываются и принимаются новые.
П. представляет собой равный масштаб свободы по отношению к разным людям. Благодаря данному принципу П. может выполнять важные социальные функции, проводить равенство всех людей перед законом и судом. Идея социальной справедливости также опосредуется П.
Важным признаком позитивного П. является охрана государством, которое поддерживает П. своим авторитетом и принудительной силой. Далеко не все нормы П. соблюдаются и исполняются исключительно добровольно, в силу внутреннего убеждения. Часть населения подчиняется требованиям предписаний лишь потому, что опасается применения государством санкций. Государственная охрана правовых норм включает в себя государственное принуждение, различные организационные, технические и воспитательные, превентивные (предупредительные) меры государственных органов по соблюдению и исполнению гражданами юридических норм. Эти меры позволяют стабилизировать правовой порядок в обществе.
П. свойственны всеобщность, нормативность. П. через свою документальную форму способно делать те или иные общие правила обязательными для всех в стране, на данной территории.
Признак письменности характеризует П. именно как институционное образование, так как этот признак характеризует П. как явление, имеющее определенные внешние формы выражения и внутреннюю структуру.
Таким образом, П. обладает целым рядом признаков, которые позволяют его отделять от иных социальных норм, в частности моральных и религиозных:
1.П. представляет собой определенный вид социальных норм, т. е. правил поведения. Кроме П., в обществе существуют и другие социальные нормы, такие как нормы морали, нравственности, обычаи, традиции, правила хорошего тона, нормы общественных организаций. Все они регулируют поведение человека. Однако П. имеет специфические черты, отличающие его от других социальных норм и характеризующие его сущность.
Однако связь П. с государством, характеризующая его сущность, не раскрывает всех черт и характерных особенностей. Поэтому, чтобы более полно понять П., необходимо рассмотреть его основные характеристики.
Характер П. обусловлен экономическими, политическими, культурными, национальными и иными объективными условиями жизни общества.
2.П. регулирует наиболее важные, главные общественные отношения: государственное устройство, порядок формирования и деятельности основных государственных органов, характер их взаимодействия. П. также запрещает под угрозой наказания наиболее опасные и вредные для общества действия и поступки, такие, например, как убийство, свержение власти насильственным путем, хищение чужого имущества, т. е. те отношения, от которых зависят устойчивость государственной власти, сохранение основных экономических и политических институтов государства, П. на определенное функционирование, безопасная жизнь граждан, общественное спокойствие.
Другие социальные нормы регулируют менее значимые социальные отношения, не имеющие столь важного значения для жизни общества. Например, согласно нормам морали принято уступать место в общественном транспорте пожилым людям и инвалидам. Однако невыполнение этого правила не грозит крупными социальными и государственными потрясениями, не причиняет обществу значительного вреда.
3.П. выражает волю и закрепляет интересы господствующего слоя, клана, элиты, которым принадлежит государственная власть. В современных демократических государствах в П. выражается воля большинства граждан и сочетаются интересы различных слоев, классов, групп общества, которые и защищаются П. Так, например, в демократическом государстве П. закрепляет разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, определяет их полномочия, порядок деятельности, запрещает вмешательство одной ветви власти в дела другой и тем самым не допускает захват одной властью всей полноты власти в государстве, устанавливает независимость судебной власти, предоставляет ей право проверять конституционность и законность деятельности законодательной и исполнительной власти, закрепляет выборность и подконтрольность народу основных органов государства.
В недемократических государствах П., наоборот, устанавливает принадлежность всей полноты государственной власти одному лицу, например, монарху либо небольшой группе лиц, клану, одной партии, религии, закрепляет существование любых других государственных органов, неподконтрольных, не подчиненных центральной власти. Оно также закрепляет формирование ее высших органов независимо от воли населения, например, по наследству либо по решению религиозных или иных органов.
Таким образом, П. является политизированным социальным явлением. Оно выражает и закрепляет политику, проводимую теми, кто осуществляет государственную власть. Эта политика может быть антинародной, направленной на ущемление его прав и интересов, либо, наоборот, соответствовать им.
Другие социальные нормы политически более нейтральны. Они выражают либо общечеловеческие принципы честности, справедливости, добропорядочности, уважения других людей, либо призваны удовлетворять неполитические интересы членов какой-то общественной или иной организации и регулировать их отношения внутри этой организации.
4.П. представляет собой единую иерархичную, систематизированную и взаимосвязанную совокупность правовых норм. Другие социальные нормы не имеют такой жесткой системы. Они разделены на обособленные и самостоятельные группы, относящиеся к различным видам общественных отношений (например, нормы морали, нравственности, культуры), к разным религиям, нациям, общественным организациям, и могут иметь существенные различия.
С учетом изложенного можно определить: П. современного демократического государства — это обусловленная материальными и социально-культурными обстоятельствами жизни общества, его социальным и национальным составом, традициями и обычаями воля большинства народа как результат сочетания индивидуальных, коллективных и общих интересов, выраженная в нормах права, содержащихся в письменных актах и являющихся общеобязательными, поддерживаемыми государством правилами поведения и деятельности юридических и физических лиц. При этом необходимо отметить, что если воля большинства народа как осознанная направленность его деятельности является содержанием права, то нормы права, т. е. правила поведения, в которых выражается эта воля, представляют его форму.
В юридической науке выделяют два понимания права: объективное и субъективное. Объективное право определяется как совокупность правовых норм, которая существует объективно и независимо от тех, на кого она распространяется. Субъективное право — это право конкретного лица в конкретных условиях. Оно включает в себя: а) конкретные права данного субъекта права; б) соответствующие этим правам обязанности других людей; в) определенный порядок реализации гражданина в соответствии с имеющимися у него правами; г) субъективные права лица поддерживаются и защищаются государством.
Ряд теорий включают в П. также правовую политику, принципы права, правосознание. Названные факторы относятся к социальноправовым явлениям, но не к П., поскольку у них нет основных признаков права — нормативности, они не создаются субъектами правотворческой деятельности в процессе правотворчества, у них нет санкций, применяемых государством. Поэтому правовая политика, принципы права и правосознание не могут быть включены в систему правовых норм, образующих право.
П. — очень сложное социальное явление. Оно имеет много аспектов, которые характеризуют его с разных сторон. В связи с этим разные ученые различают несколько концепций социальной сущности и назначения П.
К основным концепциям понимания П. относятся нормативистская, социологическая, психологическая, естественная, классовая, позитивистская и интегративная.
Интегративная (современная) теория включает в себя черты многих других концепций. Она признает нормативность П., одновременно допускает создание норм права судьями, когда их решения соответствуют жизни, реальным обстоятельствам. Признаются также естественные права человека, например, право на жизнь, на неприкосновенность личности. Одновременно считается, что П. имеет общесоциальное значение. Его содержание определяется социально-экономическим и политическим строем, классовым и национальным составом общества, уровнем религиозности населения, другими обстоятельствами и выражает волю большинства населения на основе сочетания интересов различных слоев, больших групп населения, различных религий, наций, других социальных формирований.
Достоинство данной теории состоит в том, что она охватывает все основные характеристики права, рассматривает его всесторонне. Недостатки — ее эклектизм, некоторая несовместимость черт и свойств П., признаваемых данной концепцией. Например, она признает, что П. — это совокупность определенных правил, которые регулируют поведение многих людей. С другой стороны, эта теория склоняется к тому, что П. являются судебные решения по конкретным делам и относящиеся только к участникам процесса.
И. Н. Барциц
Список литературы
Алексеев С. С. Общая теория права. — М., 1981.
Мальцев Г. В. Понимание права. Подходы и проблемы. — М., 1999.
Общая теория государства и права. Академический курс / под ред. М. Н. Марченко. — М., 2000.
Правоведение / под ред. Г. В. Мальцева. — М., 2003.

Источник: Местное самоуправление: энциклопедия

ПРАВО
рассматриваемая в современной науке система общеобязательных социальных норм, охраняемых силой государственного принуждения, обеспечивающего юридическую регламентацию общественных отношений в масштабе всего общества. Такое определение П. (П. в объективном смысле) следует отличать от юридического права (П. в субъективном смысле). П. дифференцировано по отраслям, каждая из которых имеет свой предмет регулирования и обладает специфическими чертами (см., например, Гражданское право, Конституционное право, Семейное право, Трудовое право, Уголовное право). Не менее основополагающим является деление П. на международное, создаваемое совместной волей двух и более государств (см. Международное право), и национальное, целиком находящееся в компетенции одного государства. В сравнительном правоведении право делится на "правовые семьи", или правовые системы (см. Англосаксонская правовая система, Мусульманское право, Обычное право).
Вместе с позитивистским пониманием П. как совокупности юридических норм оно издревле рассматривается многими учеными как императив, стоящий над государством и законом, защищающий справедливый порядок государства как формы самоорганизации общества. В этом смысле П. есть совокупность социальных регуляторов, которая может быть облечена в соответствующую законодательную форму, а может и не быть облечена в нее. Такая точка зрения на сущность П. отражена в естественно-правовой теории.
Функции П. указывают на место и роль П. в жизни общества и государства. Их реальное содержание и социальное назначение во многом определяются характером государства. Между государством и П., независимо от того, как трактуется последнее - в позитивистском или естественно-правовом смысле, существует неразрывная связь. Но в то же время они относительно самостоятельны. Если государство издает нормативно-правовые акты, обеспечивает их соблюдение, в том числе принудительно, то П. в свою очередь активно воздействует на государство путем установления общеобязательных для всех его органов, должностных лиц в организациях правил поведения. С помощью норм права закрепляется их статус, определяются рамки их деятельности, устанавливается их структура, субординация, порядок деятельности и взаимоотношений.
По отношению к государству и обществу П., таким образом, выступает, прежде всего, как регулятор общественных отношений. Оно регулирует сложившиеся в обществе экономические, политические и иные отношения, закрепляет существующий государственный и общественный строй. В этом заключается одна из функций права и его назначение. Устанавливая конкретные права и обязанности сторон (граждан, должностных лиц, организаций), право вносит определенный порядок в жизнедеятельность общества и государства. Именно поэтому каждое государство стремится не только к изданию отвечающих его интересам законов и других правовых актов (постановлений, декретов, распоряжений и т.п.), но и к их полному осуществлению. Не случайно еще в таких фундаментальных юридических актах, как кодекс Наполеона, особо указывалось на то, что "законы являются подлежащими исполнению на всей французской территории": "нельзя нарушить частными соглашениями законы, затрагивающие общественный порядок и добрые нравы".
П. выполняет также воспитательную роль. Она проявляется в том, что закон опирается не только на государственное принуждение, но и на убеждение. Еще Цицерон говорил, что "закону свойственно также и стремление кое в чем убеждать, а не ко всему принуждать силой и угрозами". По его мнению, каждому закону должно сопутствовать введение (преамбула), цель которого - укрепить "божественный авторитет закона". Воспитательная роль П. проявляется и в том, что оно призвано развивать в людях чувство справедливости, правды, добра, гуманности. Закон есть "царь всех божественных и человеческих дел" - с пафосом провозглашали римские юристы. Нужно только, чтобы он стоял "во главе добрых и злых", служил "мерилом справедливого и несправедливого".
Помимо регулятивной и воспитательной функций П. исполняет также определенную эвристическую и прогностическую роль. Закрепляя сложившуюся систему общественных отношений, право тем самым создает необходимые предпосылки для их более глубокого познания, развития и совершенствования.
П. прошло длительный путь. Исторически первым регулятором поведения людей были обычаи, применение которых не требовало государственного принуждения. С образованием государства его органы берут на себя роль такого принуждения, что приводит к отделению норм П. от других социальных норм. Государство и право возникают одновременно и образуют единый, неразрывный феномен. Представители различных научных школ по-разному определяют главную причину появления государства и П.: марксисты видят ее в разделении общества на классы, теологические школы усматривают в качестве причины появления и главного источника П. божественную волю, сторонники теории насилия все сводят к насилию одних групп людей над другими и т.д. В современной отечественной науке преобладает точка зрения, согласно которой появление права было обусловлено взаимодействием ряда причин: это и объективная необходимость в появлении адекватного регулятора усложнившейся хозяйственной жизни общества (особенно в районах ирригации), и подчинение одних социальных групп другими. Таким образом, П. изначально выражало интересы как общества в целом, так и частные интересы его господствующих (экономически или военно-политически) слоев.
Исторически первой формой П. явилось обычное П., которое первоначально передавалась только устно. Но уже в глубокой древности появляется писаное П. (Хаммурапи законы в Вавилонии, XVIII в. до н.э.: Хеттские законы, XIV в. до н.э.: Дракона законы в Афинах, VII в. до н.э.: двенадцати таблиц законы в Древнем Риме, V в. до н.э., и др.). В древнейшем писаном П. наряду с обычным П. важное место занимали записи решений судов. В историческом генезисе П. большую роль играла религия, поэтому, как правило, древнейшее П. имело религиозную окраску, священные писания нередко являлись и записью правовых норм. П. древних государств закрепляло институт рабства, оформляло возникавшее неравенство между свободными, наличие наряду с полноправными неполноправных свободных (периэки в Спарте, плебеи в Риме), ограничивало в правах пришлое население и иностранцев. Наиболее развитой системой П.древности было римское право. Оно оказало огромное влияние на феодальное право и современное П., тем, что выработало универсальную систему норм, регулирующих гражданские имущественные отношения, основанные на частной собственности. Примерно с V в. в Европе начинает формироваться феодальное П. Этот процесс происходил у разных народов континента неодинаково. В некоторых странах П. раннефеодального общества складывалось в ходе разложения первобытнообщинного строя, не испытывая значительного влияния римского П. (англосаксонские правды, Русская Правда и др.). В тех частях Римской, империи, где феодализм складывался в результате синтеза разлагавшихся рабовладельческих и первобытно-общинных отношений, существовал дуализм правовых систем. Так, для галло-римского населения действовало с определенными модификациями римское П., а для завоевателей - обычное П., которое было зафиксировано в варварских правдах. В ряде случаев образование феодального П. происходило путем трансформации римского П. По такому пути пошла, например, Византия, где Свод Юстиниана VI в. был попыткой приспособить классическое римское П. к новым общественным потребностям. Для феодального П. было характерно открытое закрепление юридического неравенства, различия прав сословий, оно выступало обычно как П.-привилегия. С развитием товарно-денежных отношений в Западной Европе возникло особое городское право, отражавшее специфическое положение города в средние века (см. Магдебургское право). С XI в. происходит рецепция римского права с его детальной регламентацией отношений товарного оборота. Параллельно складывается система канонического права, регулировавшего внутреннюю организацию церкви, брачно-семейные и ряд иных отношений. С ликвидацией феодальной раздробленности и образованием сословных, а затем абсолютных монархий усиливается роль централизованной власти в формировании П. В процессе развития П. в каждом государстве складывалась собственная система П., отразившая его исторические и национальные особенности и традиции. По типу правовые системы, сложившиеся в XVII-XIX вв. и сохранившиеся в целом в современных государствах, делят на романо-германскую (см. Континентальная правовая система), основой для которой служило римское П., и англосаксонскую правовую систему, характерную для Великобритании и частично воспринятую в США и ряде других стран, прежде всего в бывших английских колониях. На территории Ближнего и Среднего Востока, а также Северной Африки уже к VIII в. сформировалась собственная правовая система - мусульманское право, основой которого является исламская религия. Своя религиозно-правовая система (индусское право) сложилась в I тысячелетии и в Индии. В Китае на протяжении всего средневековья правители стремились реализовать концепцию "общества без права". Число собственно юридических норм здесь было крайне мало и ограничивалось главным образом уголовными запретами. Практически все общественные отношения должны были регулироваться нормами конфуцианской этики, что на практике нередко означало ничем не ограниченный произвол властей.
Буржуазно-демократические революции XVIII-XIX вв. провозглашают новые принципы П. - свободу, равенство, права личности, народный суверенитет. Для ранней стадии развития современного П. ("буржуазное П.") был характерен разрыв между высокими принципами и реальной законодательной и правоприменительной практикой. Вся история буржуазного П. представляет собой нескончаемую борьбу за осуществление на деле демократических принципов, провозглашенных Великой французской революцией. Развитие товарных капиталистических отношений повлекло за собой быстрое развитие системы частного права, т.е. отраслей П. (гражданское, торговое и др.), определяющих положение и отношения участников коммерческого оборота, а также процессуального П., регулирующего порядок разрешения многочисленных конфликтов, возникающих в этой сфере. Возрастает роль П. в процессе политической власти и управления (конституционное и административное П.). Со второй половины XIX в. рабочее движение дает толчок к возникновению новых отраслей законодательства, неизвестных ранее, - трудового права, права социального обеспечения. Происходит быстрая демократизация государственного (конституционного) права путем распространения избирательных прав на средние, а затем и малоимущие слои населения. Впервые в истории П. становится действительно общесоциальным.
Этот процесс, однако, был заторможен и даже в ряде стран отброшен назад полосой острейших социально-политических кризисов в Европе и некоторых других районах, разразившихся в начале XX в. Расширенными демократическими правами и свободами воспользовались леворадикальные, коммунистические движения, попытавшиеся захватить власть в ряде стран. Установление большевистской диктатуры в России в 1917г. показало, что политикой коммунистов является уничтожения всех демократических правовых институтов и принципов, выработанных человечеством за столетия. На место современного П. коммунисты поставили сконструированное ими социалистические право. Демагогически провозглашая многочисленные социально-экономические права "трудящихся" и "народовластие", это П. на деле стало ширмой для беззакония и произвола всесильного тоталитарного государства (особенно до начала 50-х гг.). Тем не менее, социалистическое П. оказало весьма значительное влияние на развитие П. в XX в. Само социалистическое П. претерпело сложную эволюцию, в ряде аспектов сблизившись с П. развитых демократических стран.
В тех странах, где к власти пришли фашистские движения (Италия - в 1922г., Португалия - в 1926 г., Германия - в 1933 г., Испания - в 1936 г.), возникли своеобразные правовые системы, во многих отношениях перекликавшиеся с "социалистическими". Отрицая традиционные либерально-демократические принципы организации государственной власти, третируя политические и личные права и свободы, П. фашистских государств восприняло многие положения социалистического законодательства. В то же время, если не считать ряда репрессивных норм, уголовное П. этих стран было вполне приемлемым с точки зрения демократического П. (например, Уголовный кодекс Италии 1930 г. действует с изменениями и поныне). Гражданское законодательство отличалось от классических образцов только более широким вмешательством государства в экономическую жизнь. Неслучайно поэтому большинство итальянских кодексов Муссолини пережило его режим на десятилетия (с минимальными изменениями).
Поражение фашизма во второй мировой войне, усиление национально-освободительных движений, общемировой экономический и социальный прогресс дали мощный толчок дальнейшему развитию П. 1945 г. можно считать тем рубежом с которого международное П. Превратилось в силу. сопоставимую с национальным П. Последовавшее после 1945 г. динамичное, опережающее развитие международного П.. выражающего волю всего прогрессивного человечества. стало оказывать позитивное ускоряющее воздействие на развитие национальных правовых систем, часто помогая сглаживать цивилизационные и культурно-исторические различия. Исключительно важное значение для формулирования общемировых принципов П. имело принятие Устава ООН, Всеобщей декларации, прав человека (1948).
В рамках национальных правовых систем в последние десятилетия получили развитие социально-экономические права личности. Наряду с традиционными возникли новые отрасли: экологическое, информационное, медицинское, космическое и другие отрасли П.

Источник: Энциклопедия юриста

ПРАВО
специфическая форма общественных отношений, особый вид социальной регуляции. В истории и теории П. есть две принципиально различные позиции в понимании специфики права и присущих ему особенностей, два разных подхода в трактовке сущности и понятия П., т.е. два типа правопонимания: юридический (от ш$ — право) и легистский (от 1ех — закон). Согласно легистскому подходу под П. имеется в виду продукт государства (его власти, воли, усмотрения, произвола): П. — приказ (принудительное установление, правило, норма, акт) официальной (государственной) власти, и только такой властный приказ есть П. То есть П. сводится к принудительно-властным установлениям, к формальным источникам так называемого позитивного П. (законам, указам, постановлениям, обычному праву, судебному прецеденту и т.д.), т.е. к закону (в собирательном смысле) — к тому, что официально наделено в данное время и в д а н н о м месте з а к о н н о й (властно-принудительной) силой. П., по легизму, не имеет собственной объективной (независимой от власти) природы, сущности и специфики, своего собственного принципа. П. про- изводно от государства, и его принципом (сущностным признаком и отличительной особенностью) является властная сила, обеспеченность властным принуждением. Такое легистское отождествление П. и закона (позитивного П.) присуще всем направлениям и вариантам так называемого юридического позитивизма (и неопозитивизма), который, по существу, является не юридическим, а именно легистским позитивизмом. Легистское (позитивистское) правопонимание характерно для разного рода этатистских, авторитарных, деспотических, диктаторских, тоталитарных подходов к П. Легистское правопонимание (во всех его вариантах — от старого легизма и этатистского толкования П. до современных аналитических и нормати- вистских концепций неопозитивизма), отождествляя П. и закон (позитивное П.), отрывает закон как правовое явление от его правовой сущности, отрицает объективные правовые свойства, качества, характеристики закона, трактует его как продукт воли (и произвола) законоустанавливающей власти. Причем принудительность как отличительный признак П. трактуется не как следствие каких-либо объективных свойств и требований П., а как исходный правообразующий и правоопределяющий фактор, как силовой (и насильственный) первоисточник права. Сила власти здесь рождает насильственное, приказное П. Истина о П., согласно легизму, дана в законе, выражающем волю, позицию, мнение законодателя (суверена, государства). Поэтому искомое истинное знание о П. носит характер мнения, хотя и официально-властного мнения. По логике такого правопонимания, одна только власть, создающая П., действительно знает, что такое П. и чем оно отличается от неправа. Наука же в лучшем случае может адекватно постигнуть и выразить это воплощенное в законе (действующем П.) властно-приказное мнение. Теоретико-познавательный интерес легизма полностью сосредоточен на действующем (позитивном) П. Все, что выходит за рамки эмпирически данного позитивного П., все рассуждения о сущности, идее, ценности права и т.д. позитивисты отвергают как нечто метафизическое, схоластическое и иллюзорное, не имеющее правового смысла и значения. Позитивистская гносеология тем самым, по существу, отвергает теорию П. и юриспруденцию (правоведение) и признает лишь учение о законе, законоведение, предметом которого является позитивное П., а целью и ориентиром — догма права, т.е. совокупность непреложных основных положений (устоявшихся авторитетных мнений, позиций, подходов) о действующем (позитивном) П., о способах, правилах и приемах его изучения, толкования, классификации, систематизации, комментирования и т.д. Конечно, изучение, комментирование, классификация и иерархизация источников позитивного П., выявление их нормативного содержания, систематизация этих норм, разработка вопросов юридической техники, приемов и методов юридического анализа и т.д., т.е. все то, что традиционно именуется юридической догматикой (догмой П.) и относится к особой сфере профессиональной компетентности, мастерства и «ремесла» юриста, представляют собой важную составную часть познания П. и знания о действующем П. Но позитивистское ограничение учения о П. разработкой догмы П., по существу, означает подмену собственно научного исследования П. его формально- техническим описательством. Позитивистская гносеология закона (действующего П.) при этом ориентирована не на познание сущности закона, не на получение какого-то нового (отсутствующего в самом фактически данном законе) знания о действующем П., а на описание его как собственно уже познанного и зна- емого объекта. Все знание о П., согласно такому пра- вопониманию, уже официально дано в самом позитивном П., в его тексте, и основная проблема позитивистского учения о П. состоит в правильном толковании текста закона и надлежащем изложении имеющегося в этом тексте официально-правового знания, мнения и позиции законодателя. С этим связан и повышенный интерес позитивистов (особенно представителей аналитической юриспруденции) к лингвистическим и текстологическим трактовкам закона при явном игнорировании его правового смысла и содержания. При таком подходе юридическая гносеология подменяется легистской лингвистикой, согласно которой разного рода непозитивистские понятия, идеи и концепции (типа сущность П., идея П., естественное П., неотчуждаемые права человека и т.д.) — это лишь ложные слова, языковые иллюзии и софизмы, результат неверного словоупотребления. Для юридического типа правопонимания, напротив, характерна та или иная версия (вариант) различения П. и закона (позитивного П.). При этом под П. (в той или иной форме) имеется в виду нечто объективное, независящее от воли, усмотрения или произвола з а к о н о у с т а н а в л и в а ю щ е й (государственной) власти, т.е. определенное, отличное от других, социальное явление (особый социальный регулятор и т.д.) со своей объективной природой, своей сущностью и отличительными особенностями, словом — со своим особым принципом. В рамках самого юридического (антилегистского) типа правопонимания можно выделить два разных подхода: 1) естественно- правовой подход, исходящий из признания естественного П., которое противопоставляется позитивному П. (сам термин «позитивное П.» возник в римской и утвердился в средневековой юриспруденции); 2) ли- бертарно-юридический подход, который исходит из различения П. и закона (позитивного П.) и под П. (в его различении и соотношении с законом) имеет в виду не естественное П., а бытие и нормативное выражение (конкретизацию) принципа формального равенства (как сущности и отличительного принципа П.). При этом принцип формального равенства трактуется и раскрывается как единство трех основных компонентов правовой формы (П. как формы отношений) — абстрактно-всеобщего равенства (равной для всех нормы и меры), свободы и справедливости. Как составные моменты принципа формального равенства (а потому и компоненты правовой формы отношений) все элементы данного триединства (равная мера, свобода и справедливость) в рамках либертарно-юри- дического правопонимания носят чисто и последовательно формальный характер, поскольку П. как форму отношений не следует смешивать с фактическим содержанием этих отношений. Названные элементы не только дополняют, но и предполагают, подразумевают друг друга, ибо являются лишь различными проявлениями (разными аспектами и формами проявления) единого правового начала — принципа формального равенства (а вместе с тем — и правовой формы отношений). Такой формально-юридический подход к П., последовательно отделяющий правовую форму (П. как форму) от опосредуемого этой формой фактического (эмпирического) содержания, является либер- тарным (либертарно-юридическим), поскольку П. (а вместе с ним и государство) здесь понимается и трактуется как всеобщая и необходимая форма свободы. Согласно либертарно-юридическому (формально- юридическому) правопониманию, П. — это форма отношений равенства, свободы и справедливости, определяемая принципом формального равенства участников данной формы отношений. Везде, где есть (действует) принцип формального равенства (и конкретизирующие его нормы), там есть (действует) П., правовая форма отношений. Формальное равенство как принцип П. и есть правовое начало, отличительное свойство и специфический признак П. В П. нет ничего, кроме принципа формального равенства (и конкретизации этого принципа). Все выходящее за рамки этого принципа и противоречащее ему является неправовым или антиправовым. Для сторонников естественно-правовых идей естественное П. (в его религиозной или светской трактовке с позиций теологии, этики, юриспруденции или философии П.) — это единственное, исходно подлинное П., коренящееся в объективной природе — в природе бога или человека, в физической, социальной или духовной природе, в «природе вещей» и т.д. Оно воплощает собой начала разумности, нравственности и справедливости. В отличие от него позитивное П. рассматривается ими как отклонение (а зачастую — как отрицание) от естественного П., как искусственное, ошибочное или произвольное установление людей (официальных властей). Согласно такому подходу, собственно П. (П. по его смыслу, сущности и понятию) является именно и только естественное П. С точки зрения либертарной (формально- юридической) теории правопонимания (различения права и закона, юридического и легистского типов правопонимания и т.д.), естественно-правовому подходу присущи как достоинства (наличие некоторых моментов юридического правопонимания, правда, без должного теоретического осознания и выражения), так и недостатки (смешение П. с неправовыми явлениями — моралью, нравственностью, религией и т.д., отсутствие четкого критерия отличия П. от всего неправового, трактовка равенства, свободы и справедливости не как специфических формально- правовых понятий, свойств и характеристик, а как фактически-содержательных моральных феноменов или смешанных морально-правовых, нравственно- правовых, религиозно-правовых и т.д. явлений). В естественно-правовых концепциях основные теоретико- познавательные усилия направлены на утверждение той или иной версии естественного П. в его разрыве и противостоянии (в качестве «подлинного » П.) действующему позитивному П. При таком подходе вне поля внимания остаются сама идея правового закона и в целом аспекты взаимосвязи естественного и позитивного П., проблемы приведения действующего П. в соответствие с положениями и требованиями естественного П. и т д . Представителей юснатурализма интересует не столько действующее П. и его совершенствование в соответствии с требованиями естественного П., сколько само естественное П. и его утверждение в качестве исходно данного природой (божественной, космической, физической, человеческой и т.д.) «истинного права», которое, по такой логике, также и действует естественно. Отсюда и присущее юснатурализму представление о двух одновременно и параллельно дейстэующих и конкурирующих между собой системах П. — подлинного, истинного, естественного П. и неподлинного, неистинного, искусственного (позитивного) П. В аксиологическом, онтологическом и гносеологическом планах естественное П. (и традиционное, и «возрожденное») трактуется его сторонниками как воплощение объективных свойств и ценностей «настоящего » П., как должный образец, цель и критерий для оценки позитивного П. и соответствующей правоустанавливающей власти (законодателя, государства в целом), для определения их естественно-правовой значимости, ценности. При этом естественное П. понимается как уже по своей природе нравственное (религиозное, моральное и т.д.) явление и исходно наделяется соответствующей абсолютной ценностью. В понятие естественного П., таким образом, наряду с теми или иными объективными свойствами П. (принципом равенства людей, их свободы и т.д., которые, правда, трактуются не формально-юридически, а фактически-содержательно) включаются и различные моральные (религиозные, нравственные) характеристики. В результате такого смешения П. и морали (религии и т.д.) естественное П. предстает как симбиоз различных социальных норм, как некий цен- ностно-содержательный, нравственно-правовой (или — морально-правовой, религиозно-правовой) комплекс, с позиций которого выносится то или иное (как правило, негативное) ценностное суждение о позитивном П. и позитивном законодателе (государственной власти). При естественно-правовом подходе позитивное П. и государство рассматриваются и оцениваются не столько с точки зрения собственно правового критерия (тех объективных правовых свойств, которые присутствуют в соответствующей концепции естественного права), сколько, по существу, с этических позиций, с точки зрения представлений автора данной концепции о нравственной (моральной, религиозной и т.д.) природе и нравственном содержании настоящего П. Для л и б е р т а р н о г о ( ф о р м а л ь н о - ю р и д и ч е с к о го) подхода существенное значение имеет различение (несмешение) формального и фактического. Дело в том, что, по логике вещей, только формальное может быть всеобщим, обладать свойством всеобщности, тогда как никакая фактичность (фактическое содержание) не может быть всеобщностью, и всякое фактическое — это, по определению, нечто частное. Поэтому, будучи только формальным предметом (специфической формой, особой формальностью), П. может обладать качеством всеобщности, быть абстрактно- всеобщей формой отношений и т.д. Естественно-правовой юридичности (из-за смешения формального и фактического при трактовке естественного П.) как раз недостает надлежащей формальности (и всеобщности), а легистской формальности (и всеобщности) — необходимой юридичности (собственно правового начала, правовых свойств). В рамках либертарного (формально-юридического) подхода — благодаря последовательному различению формального и фактического (фактически-содержательного) — при трактовке П. (и правовой формы) преодолевается такой существенный недостаток естественно-правового подхода (который, кстати говоря, верно отмечают и легисты), как смешение П. и неправовых явлений, правовой формы и фактического содержания, формального и фактического, формально-правового и фактически-содержательного. Здесь вместе с тем — в отличие от легиз- ма — П. (правовая форма) трактуется не как пустая («чистая» в кельзеновском смысле) форма, годная для любого произвольного содержания (нормативного и фактического), а к а к специфическая форма, обладающая особыми формализованными (формально-содержательными) характеристиками и свойствами, отличающими П. от неправа, правовую форму от неправовых форм. Иначе говоря, либертарный формально- юридический подход — это содержательное понимание, определение и толкование права, но оно формально- содержательно (содержательно в плоскости формальных свойств и характеристик, формализованных смыслов и значений), а не фактически-содержательно, т.е. не смешивает правовую форму и фактическое (неправовое) содержание. П., согласно либер- тарной трактовке, обладает такими формально-содержательными (но не фактически-содержательными) свойствами и характеристиками, как формально- всеобщая равная мера, свобода, справедливость. Именно благодаря обладанию этими формально-содержательными характеристиками (компонентами), выражающими смысл принципа формального равенства, форма приобретает свое правовое свойство, свое специфическое качество именно правовой формы, отличной от всякой другой формы, от форм моральных, религиозных или принудительно-приказных (силовых, произвольных) отношений и т.д. Такая формально-юридически специализированная и квалифицированная форма выражает специфику и существо правового типа отношений и правового способа регуляции. Правовая форма (и П. в целом), таким образом, это не просто форма приказа и долженствования, не пустая и всеядная форма, допускающая любое (в т.ч. — и произвольное) фактическое содержание, как это имеет место у легистов (особенно последовательно — в неопозитивистском «чистом учении о праве» Г. Кельзена), а юридически определенная форма, включающая в себя и выражающая свойства и требования П. и тем самым отвергающая все антиправовое. Под «формальным» при этом имеется в виду формальность (формальные характеристики) П. в его различении с законом (позитивным П.), а не позитивистски трактуемая формальность произвольного закона (позитивного П.), когда полностью отрицаются объективные (независящие от официальной власти) свойства и отличительные особенности правовой формы. Под «юридическим» же имеются в виду не естественное или позитивное П., не «юридическое » в естественно-правовом или легистском толковании, а либертарно понимаемое П. в его различении или совпадении с законом (позитивным П.), т.е. «юридическое» — в смысле приведенной трактовки принципа формального равенства. В рамках либертарного (формально-юридического) подхода удержаны, учтены в преобразованном виде и развиты дальше (с позиций более абстрактной, более последовательной и в этом смысле более «чистой » юридической теории правопонимания) моменты (элементы) как естественно-правового юридизма, так и легистского формализма. Представители легистско- го правопонимания, односторонне (хотя зачастую и верно) критикуя недостатки естественно-правового подхода, отвергают в принципе неприемлемые для них положения и достижения естественно-правовой мысли в плане юридического (антилегистского) правопонимания. Сторонники естественно-правового подхода, в свою очередь, в силу противопоставления естественного и позитивного П. концентрируют внимание прежде всего на своей трактовке непозитивного и антипозитивного (естественного) П. и критике позитивистского правопонимания, во многом игнорируя его контрдоводы (в т.ч. и резонные) и достижения. Либертарно-юридическая теория различения и соотношения (расхождения, совпадения) П. и закона и соответствующего правопонимания свободна от антагонизма между легизмом и юснатурализмом и включает в себя (в качестве надлежащим образом трансформированных моментов формально-юридического право- понимания) релевантные достижения обоих подходов. Эта теория, отвергая как легистское сведение П. к закону, так и разделение П. на естественное и позитивное, вместе с тем признает и учитывает познавательно значимые положения и позитивистских, и естественно- правовых учений о П. и законе. По-своему преодолевая недостатки этих учений и удерживая их достижения, либертарная теория трактует различение П. и закона как необходимое основание для адекватного понимания смысла их соотношения и, в конечном счете, надлежащего синтеза свойств права и закона в искомой форме правового закона (т.е. позитивного П., соответствующего объективному смыслу и принципу П.). Такая формально-юридическая концепция правового закона, сформулированная с позиций либерта- ризма, недостижима с позиций легизма или юснатура- лизма, которые по своим исходным основаниям закрыты для подобного синтеза и соответствующего синтетического (юридически содержательного и вместе с тем — строго формального) правопонимания. В рамках юридико-либертарной концепции правопонимания внутреннее единство юридической онтологии, аксиологии и гносеологии обусловлено тем, что в их основе лежит один и тот же принцип формального равенства, понимаемый и трактуемый нами как исходное начало юридической онтологии (что есть право?), аксиологии (в чем ценность права?) и гносеологии (как познается право?). При этом существенно то обстоятельство, что абстрактно-всеобщая равная мера, свобода и справедливость только в их формальном (формально-правовом) выражении и значении, т.е. только в качестве особых форм выражения и проявления общего смысла принципа формального равенства (и не противореча ему), могут войти в единое, внутренне согласованное и непротиворечивое понятие П. и быть составными компонентами, свойствами и характеристиками всеобщей правовой формы общественных отношений. Основанные на либертарном пра- вопонимании различные определения понятия П. представляют собой разные направления конкретизации смысла принципа правового равенства и выражают единую (и единственную) сущность П. Причем каждое из этих определений предполагает и другие определения в общесмысловом контексте принципа правового равенства. Отсюда и внутренняя смысловая равноценность таких внешне различных определений, как: 77. — это формальное равенство; П. — это всеобщая и необходимая форма свободы в общественных отношениях людей; П. — это всеобщая справедливость. Эти определения П. через его объективные сущностные свойства выражают в целом природу, смысл и специфику П., фиксируют понимание П. как самостоятельной сущности, отличной от других сущностей. Как эти объективные свойства П., так и характеризуемая ими сущность П. относятся к определениям П. в его различении с законом, т.е. не зависят от воли законодателя. К этим исходным сущностным определениям П. (или к определениям сущности П.) в процессе так называемой позитивации П., его выражения в виде закона, добавляется новое определение — властная общеобязательность того, что официально признается и устанавливается как закон (позитивное П.) в определенное время и в определенном социальном пространстве. Но закон (то, что устанавливается как позитивное П.) может как соответствовать, так и противоречить П., быть (в целом или частично) формой официально- властного признания, нормативной конкретизации и защиты как П., так и иных (неправовых) требований, дозволений и запретов. Только как форма выражения П. закон (позитивное П.) представляет собой правовое явление. Благодаря такому закону принцип правового равенства (и вместе с тем всеобщность справедливости и равной меры свободы) получает государственно- властное, общеобязательное признание и защиту, приобретает законную силу. Лишь будучи формой выражения объективно обусловленных свойств П., закон становится правовым законом. Правовой закон это и есть П., получившее официальную форму признания, конкретизации и защиты, словом — законную силу, т.е. искомое позитивное П., обладающее объективными свойствами П. Правовой закон — это адекватное выражение П. в его официальной признанности, общеобязательности, определенности и конкретности, необходимых для действующего позитивного П. Реальный процесс «позитивации» П., его превращения в закон, наряду с необходимостью учета отмеченных объективных свойств и требований П., зависит от многих других объективных и субъективных факторов (социальных, экономических, политических, духовных, культурных, собственно законотворческих и т.д.). И несоответствие закона праву может быть следствием правоотрицающего характера строя, антиправовой позиции законодателя или разного рода его ошибок и промахов, низкой правовой и законотворческой культуры и т.д. В борьбе против правонарушающего закона в процессе исторического развития свободы, П. и государственности сформировались и утвердились специальные институты, процедуры и правила как самой законотворческой деятельности ( ив целом процесса «позитивации» П.), так и авторитетного, эффективного контроля за соответствием закона праву (система сдержек и противовесов в отношениях между различными властями, общесудебный, конституционно- судебный, прокурорский контроль за правовым качеством закона и т.д.). Согласно либертарно-юридическому подходу общеобязательность закона обусловлена его правовой природой и является следствием общезначимости объективных свойств П., показателем социальной потребности и необходимости властного соблюдения, конкретизации и защиты принципа и требований П. в соответствующих официальных актах и установлениях. И именно потому, что, по логике вещей, не П. — следствие официально-властной общеобязательности, а, наоборот, эта обязательность — следствие П. (государственно- властная форма выражения общезначимого социального смысла П.), такая общеобязательность выступает как еще одно необходимое определение П. (а именно — П. в его совпадении с законом, П. в виде закона) — в дополнение к исходным определениям объективных свойств П. Смысл этого определения состоит не только в том, что правовой закон обязателен, но и в том, что общеобязателен только правовой закон. Даже самая краткая дефиниция общего понятия правового закона, т.е. позитивного П., соответствующего объективным требованиям П., должна включать в себя, как минимум, два определения, первое из которых содержало бы одну из характеристик П. в его различении с законом, а второе — характеристику П. в его совпадении с законом. С учетом этого можно сформулировать ряд соответствующих дефиниций. Так, позитивное П., соответствующее объективным требованиям П. (закон в его совпадении с П.) можно определить (т.е. дать краткую дефиницию его общего понятия) как общеобязательное формальное равенство; как равную меру (или масштаб, форму, норму, принцип) свободы, обладающую законной силой; как справедливость, имеющую силу закона. В более развернутом виде (с учетом всех субстанциальных характеристик П.) общее понятие такого позитивного П. (правового закона) можно определить как общеобязательную форму равенства, свободы и справедливости. То же самое либертарно-юридическое понятие П. на более привычном языке можно выразить как общеобязательную {т.е. обеспеченную государственной защитой) систему норм равенства, свободы и справедливости. В обобщенном виде можно сформулировать следующее общее определение: П. —это система норм, установленных (или санкционированных) государством и выражающих требования принципа анормального равенства. Или более кратко. П. — это общеобязательная система норм, соответствующих принципу формального равенства. Необходимость того, чтобы объективные требования и объективная общезначимость П. были признаны, нормативно конкретизированы и защищены государством, дополнены его официально-властной общеобязательностью, демонстрирует внутреннее сущностное единство и необходимую связь П. и государства. Государство, по смыслу юридкко-либертарного правопонимания, выступает как правовая форма организации суверенной публично-политической власти свободных людей, как публично-правовой институт, необходимый для возведения общезначимого П. в общеобязательный закон с надлежащей санкцией, для установления и защиты правового закона. Насилие, согласно такому подходу, правомерно лишь в форме государственной санкции правового закона. П. и государство, таким образом, — это взаимосвязанные всеобщие и необходимые формы соответственно нормативного и институционального (организационно- властного) бытия, признания, выражения и осуществления свободы людей в их социальной жизни. Исторически генезис свободы (и появление в мире свободных индивидов) связан с процессом разложения первобытного общества и его дифференциации на свободных и несвободных (рабов). П. и государство, пришедшие на смену нормам и институтам власти первобытного общества, как раз и представляют собой необходимую (и пока что до сих пор единственно возможную) форму нормативного и институционального признания, выражения и защиты этой свободы в виде правосубъектности индивидов в частных и публично- властных делах и отношениях. Последующий всемирно- исторический прогресс свободы — это одновременно и прогресс необходимых правовых и государственных форм бытия, закрепления и осуществления этой свободы. Отмеченное сущностно-понятийное единство П. и государства в рамках либертарной концепции право- понимания и юриспруденции, помимо рассмотренных онтологических и гносеологических аспектов, охватывает и соответствующую аксиологическую проблематику. Согласно данной концепции ценность действующего (позитивного) П. и реально наличного (фактического, эмпирического) государства определяются по единому основанию и критерию, а именно с позиций правовых ценностей (П. как ценности). П. при этом выступает не как неформализованный (формально- фактический) носитель моральных (или смешанных морально-правовых) ценностей, что характерно для естественно-правового подхода, а как строго определенная форма именно правовых ценностей, как специфическая форма правового долженствования, отличная от всех других (моральных, религиозных и т.д.) форм долженствования и ценностных форм. Такое понимание ценностного смысла П. (П. как формы долженствования равенства, свободы и справедливости) принципиально отличается и от позитивистского подхода, поскольку речь идет о долженствовании не только в значении общеобязательности, властной императивности и т.д., но и в смысле объективной ценностной общезначимости П., в смысле ценностно-правового долженствования. П. здесь — цель и должное для закона (позитивного П.) и реального государства, а закон (позитивное П.) и государство должны быть ориентированы на воплощение и осуществление требований П., поскольку именно в этом состоят их цель, смысл, значение. Закон (позитивное П.) и государство ценны лишь как правовые явления. В этом ценностно-целевом определении и оценке закон (позитивное П.) и государство значимы лишь постольку и настолько, поскольку и насколько они причастны П., выражают и осуществляют цель П., ценны в правовом смысле, являются правовыми. Поэтому цель П. как ценностно-должного в отношении закона (позитивного П.) и эмпирического государства можно сформулировать в виде следующего ценностно- правового императива: закон (позитивное П.) и го- сударство должны быть правовыми. Правовой закон и правовое государство — это, следовательно, правовые цели — ценности для реального закона (позитивного П.) и государства. Эти правовые ценности нашли свое признание и закрепление в новой, постсоветской российской Конституции 1993, для которой характерен своеобразный естественно-правовой вариант юридического право- понимания. Своеобразие это состоит в том, что исходное правовое начало, согласно Конституции, представлено в правах и свободах человека. Причем в конституционном правопонимании сочетаются два компонента: юридико-аксиологический (права и свободы человека как высшая ценность) и естественно-правовой (прирожденный характер и неотчуждаемость основных прав и свобод человека). Оба компонента такого гуманистического правопонимания исходят именно из индивидуальных (а не коллективистских, классовых, групповых и тд.) прав и свобод. Принципиальная ориентация новой Конституции на права и свободы человека как на исходное правовое начало — это не просто прагматический учет уроков нашего прошлого и современных международно-правовых требований в данной области, но и по сути своей верная и обоснованная правовая позиция, поскольку права человека — необходимый компонент и критерий реальности всякого П. Разумеется, права и свободы человека как определенный правовой принцип и реальное правовое содержание — явление социально- историческое, общественное, а не непосредственно природное. Это, казалось бы, плохо согласуется с естественно- правовым положением Конституции о том, что основные права и свободы человека принадлежат каждому от рождения. Но данное положение вовсе не отрицает социально-исторический смысл и характер прав и свобод человека и П. в целом. С юридической точки зрения ясно, что с рождением человека как естественным явлением (событием) Конституция связывает момент принадлежности, а не происхождения прав и свобод человека. Использование в Конституции новой естественно-правовой конструкции прирожденных прав и свобод человека, по существу, направлено против ранее господствовавших в теории и практике представлений об октроированном (дарованном сверху официальными властями) характере прав людей. Определенная стилизация под естественное П. носит здесь подчеркнуто антиэтатистский характер и призвана продемонстрировать исходную и безусловную свободу, правомочность и правосубъектность любого человека (человека как человека) в его отношениях со всеми остальными — государством, обществом, другими людьми. Положения Конституции о правах и свободах человека, по логике и смыслу юридического типа правопонимания, имеют двоякое значение: эти положения значимы не только в плане проблем индивидуальной правоспособности и правосубъектности, н о о н и — в качестве исходных правовых начал — имеют одновременно и всеобщее регулятивное значение и выступают как общеобязательный правовой стандарт и конституционное требование к правовому качеству официальных нормативных актов (т.е. позитивного П. в целом), к организации и деятельности всего государства, всех ветвей государственной власти и должностных лиц. В этом своем общерегулятивном значении конституционные положения о правах и свободах человека являются наиболее важным и, в конечном счете, единственным настоящим критерием наличия или отсутствия, соблюдения или отрицания П. вообще, критерием правового характера действующего законодательства (законов и всех других источников позитивного П.) и правового характера государства. Лит.: Нерсесянц В.С. Различение и соотношение права и закона как междисциплинарная проблема / / Вопросы философии права. М., 1973; Его же. Право и закон. Из истории правовых учений. М., 1983; Его же. Наш путь к праву. От социализма к цивилизму. М., 1992; Его же. Право — математика свободы. М., 1996; Его же. Философия права. М., 1997; Его же. Общая теория права и государства. М., 1999; Лившиц Р.З. Современная теория права. Краткий очерк. М., 1992; Кудрявцев В.Н., Керимов ДА. Право и государство (Опыт фи- лософско-правового анализа). М., 1993; Четвернин В А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию. М., 1993; Его же. Понятия права и государства. М., 1997; Топорнин Б.Н. Вступительная статья / / Конституция Российской Федерации. Комментарий / Под общей ред. Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова. М., 1994; Теория права и государства. М , 1995; Спиридонов Л.И. Теория государства и права. СПб., 1995; Общая теория права и государства. М., 1996; Проблемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление. М., 1996; Политико-правовые ценности: история и современность / Под ред. В.С. Нерсесянца. М, 2000. В.С. Нерсесянц

Источник: Юридическая энциклопедия



Найдено научных статей по теме — 15

Читать PDF
130.39 кб

Международный проект «Сравнительное конституционное право: теория и методология с точки зрения конст

Кузовкин Денис Вячеславович
Читать PDF
147.32 кб

Право и политика: история и современность: региональная научно-практическая конференция (Омская акад

Червяковский Александр Владимирович
Читать PDF
155.38 кб

Уголовное право в системе отечественной юридической науки: к истории вопроса

Кожевина Марина Анатольевна
Исследуется эволюция уголовного права как отрасли отечественной юридической науки в сравнении с аналогичными процессами в системах права стран Западной Европы.
Читать PDF
185.58 кб

Международная научно-практическая конференция «Право и политика: история и современность» (Омск, Омс

Шевченко Сергей Витальевич
Читать PDF
159.13 кб

Право не давать показания в связи с выполнением уголовно-процессуальных обязанностей

Афанасьева В. И.
В статье рассматривается проблема использования свидетельского иммунитета лицами, которые обладают правом не давать показания в связи с выполнением уголовно-процессуальных обязанностей.
Читать PDF
136.74 кб

Марченко М. Н. Государство и право в условиях глобализации: монография. М.: Проспект, 2008. 400 с.

Кожевников Владимир Валентинович
Читать PDF
297.19 кб

Право как феномен культуры в интегральном правовом учении Г. Д. Гурвича

Беляков Г. Б.
Читать PDF
218.67 кб

Право на самозащиту как одна из форм защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина

Гончаров Е. И.
Читать PDF
635.18 кб

Международное морское право: некоторые аспекты международно-правового статуса пространств и ресурсов

Александров А. Н.
Читать PDF
267.11 кб

Право человека на тайну переписки и других сообщений: сравнительный анализ норм отечественного и зар

Пржиленский Игорь Владимирович
Даётся краткая характеристика ст.
Читать PDF
154.35 кб

Право удержания и самозащита гражданских прав: критерии разграничения

Лазаренкова О. Г.
В статье предпринята попытка автора изложить свои взгляды на соотношение права удержания как обеспечительного способа и самозащиты гражданских прав.
Читать PDF
113.71 кб

Конституционное право ребенка на защиту в Европейском суде по правам человека

Ивлева Т. В., Утяшев М. М.
В статье рассматривается гарантированное Конституцией России право ребенка на защиту своих прав и интересов в Европейском суде по правам человека.
Читать PDF
0.00 байт

Абстрактное право и неправо: социокультурные контексты идентификации

Баскаков А. Т.
В статье исследован вопрос абстрактного права и неправа. Обосновывается мысль о том, что право это особенная воля по отношению сущности к его явлению. Неправо есть видимость сущности, полагающая себя как самостоятельную.
Читать PDF
317.26 кб

Спортивное право как комплексная отрасль права

Сараев Владимир Васильевич
Читать PDF
187.44 кб

Право граждан на индивидуальные и коллективные обращения

Бобыльских Е. В.

Найдено книг по теме — 16

Похожие термины: