Тихомиров Лев Александрович

Найдено 1 определение
Тихомиров Лев Александрович
(1852-1923 гг.)консерватор, обосновал оригинальную модель сохранения и модернизации монархии в России. Интерес к его концепции подогревается и необычной биографией: так, проповедуя крайне революционные идеи в среде «народников», будучи без пяти минут женихом Софьи Перовской, он отрекся от своего старого окружения и занял почетное место в передовой шеренге теоретиков русского монархизма. Вспоминая свою революционную бытность, он писал: «В истории я учил только, что времена монархии есть времена «реакции», времена республики - «эпоха прогресса».... Все, что мы читали и слышали, все говорило, что мир развивается революциями. Мы в это верили, как в движение земли вокруг солнца». Но все же Л. А. Тихомиров в оппозиционном стане не был человеком случайным, совершенно с другой идеологией и взглядами диаметрально противоположными народническим. Так, в своей покоянной брошюре «Почему я перестал быть революционером» отмечалось: «... в мечтах о революции есть две стороны. Одного прельщает сторона разрушительная, другого - построение нового. Эта вторая задача издавна преобладала во мне над первою.... Вполне сложившееся идеи общественного порядка и твердой государственной власти издавна отличали меня в революционной среде; никогда я не забывал русских национальных интересов и всегда бы сложил голову за единство и целостность России». Мировоззрение Л. А. Тихомирова синхронно вытекало из того направления русской общественной мысли, которое было начато славянофилами 40-х годов - Д. А. Хомяковым, И. В. Киреевским, К. С. Аксаковым и Ю. В. Самариным, но его метод не был слепым копированием их идей. «По-моему, - писал он, - если цивилизация, среда в которой я живу, уже пошла на упадок, то я не посвящу своих сил на простое замедление ее упадка. Я буду искать ее возрождение, буду искать нового центра, около которого вечные основы культуры могут быть снова приведены в состояние активное. Простое задержание смерти того, что, несомненно, уже гибнет, не есть задача серьезной общественной политики». Л. А. Тихомиров служил консервативной идеи сохранения монархии в собственной интерпретации, ибо «истинный... консерватизм совершенно совпадает с истинным прогрессом в одной и той же задаче: поддержание жизнедеятельности общественных основ, охранение свободы их развития, поощрение их роста», - писал он. Этого не может достичь
Западная демократия со своей идеей либеральной свободы, так как «в области умственной такая свобода создала подчинение авторитетам крайне посредственным. В области экономической свобода создает неслыханное господство капитализма и подчинение пролетариата. В области политической вместо ожидаемого народоправства порождается лишь новое правящее сословие с учреждениями, необходимыми для его существования». Он полагал, что модель государственного развития следует искать в исторической ретроспективе, ибо старина содержит апробированные постулаты лучшего устройства общества. «Мои идеалы в вечном, - констатировал Л. А. Тихомиров, - которые были и в прошлом, есть в настоящем, будут в будущем. Жизнь личности и жизнь общества имеет свои законы, свои неизменные условия правильного развития. Чем лучше, по чутью или пониманию, мы с ними сообразуемся, тем мы выше. Чем больше, по ошибке чувства или разума, пытаемся с ними бороться, тем больше расстраиваем свою личность и свое общество.... всегда были и яркие, так сказать «идеальные», проявления жизненной силы личности и общества, всегда были и, полагаю, будут проявления падения, разложения, бессилия. В прошлом, в настоящем и в будущем я с одинаковой любовью останавливаюсь на проявлениях первого рода, с одинаковой грустью и порицанием на втором. Идеалы же мои в смысле желаний относительно будущего, конечно, в том, чтобы видеть в нем возможно большее торжество жизненных начал. «Реакционно» же такое мое воззрение или «прогрессивно» - право, меня это ни на одну йоту не интересует». С этих позиций Л. А. Тихомиров считал, что идеалом для российского государства является сильная единоличная власть государя.

Источник: Энциклопедия правовой мысли. 2018.